Без крыши в центе Палермо

Когда тебе  29 веком, без малого три тысячелетия, ты поневоле обрастаешь невероятными историями. И уже непонятно — где вымысел, а где правда.  Долгая жизнь моего любимого Палермо полна сюжетных перипитий, которые могут соперничать с арабскими сказками или голливудскими фильмами. Полна она и городскими легендами. Одна из них, пронзительно печальная, запечатлена в прекрасной скульптурной группе на piazza Castelnuovo.Без крыши

Политеама

Площадь Кастельнуово вместе с площадью Руджеро Сеттимо, раскинувшейся напротив, палермитанцы называют пьяцца   Политеама в честь театра всех искусств и для всех сословий — Politeamа. Так называли в Италии и кинотеатры под открытым небомПолитеама   — многие  наблюдайте, смотрите.  Жаль, не нашлось тех многих. Судьба у театра незавидная. Строили его  с 1865 года по 1891. Задумка была грандиозная, я бы даже сказала гигантоманская. Зал на 5 тысяч зрителей (Для сравнения напомню, что палермитанский театр Массимо,и по сей день один из самых больших в Европе рассчитан на 3 тысячи человек)  плюс интересный инженерный проект металлической крыши.  Она раздвигалась, образуя в центре достаточно большое отверстие. Дневные представления планировалось давать при натуральном освещении под несмолкаемые вострги публики. За это художественно-конструкторское решение и за достаточно условную цилиндрическую форму  Политеама в конце 19 века частенько сравнивали с римским Пантеоном. 

Но тетральная жизнь не заладилась. Зрителей не то, чтобы совсем не было, но заполнить огромный зал не удавалось.  В 1910 году в здании театра открылась галерея современного исскуства. Она просуществуе на этом месте почти век, до 2006 года. После второй Мировой войны попутно там будет и кинотеатр, и театральные подмостки. Лет десять назад  Politeamа отремонтировали, существенно переделав и сейчас в нем расположился Сицилийский симфонический оркестр. 

Я без крыши 

Но вернемся на площадь перед театром. Пройти мимо скульптуры  Io senza tetto, Я без крыши над головой, Я бездомный, так, наверное, будет точнее всего перевести, для меня невозможно. Она притягивает. Знаете, есть вещи, которые неизменно трогуют сердце. Ее создатель — сицилийский скульптор, палермианец, Паскуале Чивилетти.  Он был предан своему городу, как и очень многие палермитанцы. Сколько же сицилийцев добивались успеха и славы за пределами своего любимого острова, но не хотели оставаться вдали от родины. Они возвращались обратно, чтобы помочь соотечественникам выживать, учиться, добиваться чего-то, достигать высот. Чтобы вселять надежду.

Таков был и Чивилетти, имя которого больше известно в Америке, чем дома. Знаменитый на весь мир памятник Верди в Нью Йорке — его работа. Он вернулся в Палермо и стал одним из основателей Академии искусств для помощи молодым художникам. Был членом Социалистической партии и даже несколько лет заседал в Сенате. Но бросил политику, скульптура занимала все его время. Он прожил 94 года, умер в 1952 году и, говорят, работал до последнего дня. Талантливый портретист, для бюстов ему позировали богатые и известные люди того времени, а потом их родственники заказывали у него же могилные памятники, всегда был востребован.  Это был его заработок, его ремесло.

А настоящие работы Чивилетти были очень неудобные, социально острые, классика сицилийского веризма. Родной город их неохотно покупал, да и бесплатно не хотел устанавливать. Некоторые из скульптур на военную тематику, монументы павшим в Первой Мировой, можно встретить в крохотных горных городках. В Prizzi, Piana degli Albanesi, на Пантеллерии их ставили подальше от официальных глаз.

Городской фольклор в бронзе

Но одна его работу признали в Палермо все — от мэра и архиепископа до последнего бездомного. Паскуале Чивителли настолько талантливо воплотил  в бронзе городскую легенду, возникшую в тяжелейшие времена восстания 1860 года, что невозможно остаться равнодушным.

Два мальчика, оставшись без семей, на улице, зимой, скитались и жили подаяниями. В один из дней сильно похолодало и нужно было решать, купить ли еды или теплую одежду. Денег было в обрез.  Один паренек выбрал еду, второй — куртку. Сытый уснул и замерз насмерть, а закутавшийся в куртку мальчик дожил до следующего дня и добрые люди купил ему хлеба…

Бесконечные войны и восстания, голод и страх перед будущим — вечные спутники этого богатейщего острова. Такая несправедливая судьба и порождает подобный печальный городской фольклор. А талан скульптора не дает его забыть. 

 

© 2018. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия автора.

Добавить комментарий