Загадочная Финикия. Древняя, жестокая, сделавшая так много для развития человеческой цивилизации, побежденная на всех фронтах и практически забытая. Именно их письменность стала родоначальницей большинства современных алфавитов. Они первыми протянули через Средиземное море торговые пути. И даже страшный обычай распинать на кресте пришел в Рим именно оттуда. Это их трендовая пурпурная краска положила начало высокой моде.

Финикийцы на Сицилии

Многие столетия финикийцы были хозяевами моря. Постоянно думали о новых землях. Заплывали за Гибралтарские столбы и огибали Африку. Много раз прокладывая путь от Малой Азии до Пиренеев, могли ли они не бросить якорь на Сицилии? Конечно нет. Прекрасный как мираж остров привлекал любого, кто проплывал мимо. В одиннадцатом веке до нашей эры, за три столетия до греков, финикийские мореплаватели обосновались на Сицилии. Видимо, остров использовался как перевалочный пункт для строительства колоний на северном берегу Африки. Какие же финикийские города на Сицилии были первыми?

Зис, цветок, так назвали финикийцы Палермо. Кстати, главная улица города, via Vittorio Emanuele, Cassaro, как привыкли называть ее палермитанцы, проложена еще ими.

Солунт. Сейчас на месте Солунта — Санта-Флавия. Об основании этого города мнения археологов расходятся. Возможно, финикийцы потеснили сиканов, которые первыми построили поселение на этом красивейшем месте. Финикийцев же привлекла природная гавань. Морскую державу всегда интересовало в первую очередь именно это.

И Мотия, совершенно уникальный город-остров, построенный в начале восьмого века до нашей эры.

Мотия. Начало

Представьте себе маленький островок, площадью всего лишь в 45 гектаров. За несколько часов вы можете не спеша обойти его весь. Находится Мотия примерно в километр от берега и в те стародавние времена была соединена с Сицилией удобной дорогой-мостом. Финикийцы вообще очень заботились об удобстве при планировании и строительстве своих городов. С одиннадцатого века нашей эры и по сей день островок с легкой руки византийских монахов  называется Сан-Панталеон. Уровень воды, увы, изменился. Мост начал разрушаться еще раньше, а в 70-х годах прошлого века окончательно ушел под воду. Сейчас добраться до Мотии можно только по морю.

Основали город на таком необычном месте конечно же для торговли и обмена товарами. Финикийцы были прирожденными торговцами, это именно они заразили своей страстью хоть что-нибудь выгодно продать весь мир. Почти идеально круглой формы островок в лагуне был удобной пристанью для судов. Товары из Тира: пурпур, грамм которого стоил дороже, чем грамм золота и самая прочная и желанная для строителей древесина того времени, легендарные ливанские кедры, прибывали в Мотию и расходились по всему побережью Северной Африки.

Постепенно наладили и производство керамики, дубления кожи, окраски ткани, прядения шерсти. По одной из версий именно так и переводится название города с финикийского — центр прядения шерсти. Греки, а вслед за ними и римляне, и те и другие ненавидящие финикийцев, говорили, что город назван в честь женщины, показавшей Гераклу, где пасется отбившаяся от стада одна из коров Гериона. Таким незатейливым способом пытались победившие уничтожить память о побежденных.

Союз финикийских городов Сицилии

Но времена менялись. Далекий Тир начал приходить в упадок, а греческие колонисты, засевшие под боком, серьезно расширяли и укрепляли мощь своих городов. Гимера и Селинут быстро набирали обороты. Элимцы, которые терпеть не могли греков, слали гонцов из своей прекрасной Седжесты с заверениями в дружбе и обещаниями помощи, но видимо, большого доверия у финикийцев не вызывали. Нужно было принимать кардинальные меры.

Мотия, Зис и Солунт, вспомнив о своих древних корнях и великих богах, которыми весь мир пугал детей, объединились. Объявили себя оплотом Финикии на Сицилии, заключили военный союз с элимцами и продолжили выгодную торговлю, а заодно и пиратские набеги на суда конкурентов. Главным городом Финикии на Сицилии стала Мотия. Об этом пишет Фукидид. Он сделал совершенно логичный вывод на основании того, что Мотию расширили, насколько это возможно на 45 гектарах и отлично укрепили. Высокие и крепкие стены, построенные тогда, оставались неприступными многие столетия.

Греки конечно же попытались выгнать удачливых в делах и малопонятных в своих верованиях финикийцев с прекрасного острова. Кому бы понравилось иметь таких опасных соседей? Около 580 года до н.э сыны Эллады воспользовались очередной войной между Селинутом и Седжестой. Они призвали на помощь соотечественников с Родоса и попытались основать колонию на мысе Лилибей. Буквально у стен, а точнее сказать у моста Мотии. Такую наглую выходку никто из финикийцев терпеть не захотел.

Лучшая защита — нападение. Это прекрасно понимали уже тогда. Финикийцы разгромили греков, истребив почти всех незадачливых колонистов. Возможно, именно тогда на Сицилию положил глаз великий Карфаген, главный наследник Тира, и по сей день самый знаменитый из всех финикийских городов. Последующие войны между финикийцами и греками будут проходить уже с его участием. За пару десятков лет союз независимых финикийских городов Сицилии станет частью великой державы Карфагена.

Мотия и Уитакер

А что же Мотия? Ее значение постепенно сойдет на нет. Карфаген построит свой главный сицилийский порт Лилибей в 11 километрах от укрепленного островка. Как раз на том самом месте, которое так приглянулось когда-то грекам. Сейчас это прекрасный город Марсала, больше известный в мире не своим славным карфагенским прошлым, а отличным, крепким и сладким, вином. Кстати, именно благодаря вину Марсала мы сейчас можем прикоснуться к древней Финикии.

Островок Сан-Панталеон в начале 20 века купил Джозеф Уитакер, наследник колоссального состояния семьи английских виноторговцев, которые и открыли миру превосходное сицилийское крепленое вино. Уитакеры на тот момент уже век жили на Сицилии и считали остров своей второй родиной. Джозеф был известным археологом и увлеченным исследователем.

Благодаря многолетним раскопкам, Мотия предстает во всем своем финикийском великолепии, хоть и изрядно потрепанная за почти тридцать веков. До покупки острова Уиткером раскопки велись от случая к случаю и практически не документировались. Он же подошел к делу не только профессионально, но и с истинно английским педантизмом. Благодаря этому мы погружаемся в совершенно удивительный мир одной из древнейших цивилизаций.  К сожалению, следов Финикии осталось на земле совсем немного.

Остатки финикийского города со сторожевыми башнями на прекрасно укрепленных стенах, казармы, мастерские, склады и гавань рассказывают о торговой и военной жизни финикийцев. По мнению археологов, военный порт Мотии утратил свое значение в пятом веке до н.э., потому что не мог принимать корабли длинной более 19 метров и шириной более 4,5 метров, а значит для лучшего военного флота Средиземноморья, флота Карфагена, он уже не подходил.

Найдены религиозные места
  • Основательно, на века построенное святилище, которое Джозеф Уитакер назвал сицилийским словом Capidazzu, то есть, как бы это помягче сказать, непривлекательная шляпа с большими полями.
  • Тофет, где обнаружены сосуды с человеческими жертвоприношениями.
  • Много споров среди археологов и историков вызвал огромный, видимо, сакральный колодец, связанный со святилищем.
  • Некрополь с надгробиями и урнами также относится к финикийским временам.

Центр города строился позже. Среди архаичных руин хорошо сохранились Дом Амфор и Дом Мозаик.

В музее Уитакера, непременно зайдите, не пожалеете! собрана уникальная экспозиция из финикийской и пунической керамики, коринфских ваз, женских статуэток, возможно некоторые из них — это Астарта, богиня-мать, за любовь которой боролись все жестокие финикийские боги. Там же есть и стелы с изображениями перевернутого полумесяца, между рогами которого восходит солнце. Принято считать, что так изображали Ваала. Финикийская статуя юноши соседствует в музее с греческими терракотовыми головами. 

Мотия так хорошо сохранилась, потому что о ней совершенно забыли на многие века.

Падет Мотия в 397 году до н.э. Неугомонный и воинственный Дионисий Старший, тиран Сиракуз, после длительной осады смог прорваться через внушительные стены города. И хотя через год великий карфагенский полководец Гимилькон отобил Мотию и вернул ее в финикийское русло, надежным город уже никто считать не стал.  Жителей переселили в Лилибей.

Но не раскопками едиными интересна Мотия. Островок необыкновенно красив и своим пейзажем, и мелководной лагуной с поразительно чистой и прозрачной водой.

Сан-Панталеон по-прежнему принадлежит Уитакерам. Попасть на остров очень просто — из Марсалы за 5 Евро переправиться на лодке. Еще 9 Евро нужно заплатить, если вы решите обойти археологический парк. Поверьте, это совершенно уникальное место! Очень советую там побывать!© 2017. Все права защищены. Любое использование материалов допускается только с согласия автора.